Театр-Музей Дали в Фигерасе

театр-музей-Дали-в-Фигерасе

«Я хочу, чтобы мой музей был бы монолитом, лабиринтом, огромным сюрреалистическим объектом. Это будет абсолютно театральный музей. Приходящие сюда будут уходить с ощущением, будто им привиделся театральный сон».

Иногда приснится такое, что без сонника и похода к гадалке не разобрать. А сон с далистическими образами и того подавней: голову можно сломать, мозг вывернуть наизнанку, где серое вещество «поплывет» подобно картине Дали «Время течет».

Чтобы таких «Головных» оказий не произошло, воспользуемся толкователем снов Дали. Его составителем является Антони Пичот – близкий друг и соратник Дали,  нынешний директор театра-музея в Фигерасе. Антони удостоился той редкой возможности увидеть представление сновидений Дали по ту сторону сцены.

Автор книги «Театр-музей Дали в Фигерасе» А. Пичот с готовностью проведет нас за кулисы театра Дали, на сцене которого разыгрывается сюрреалистический спектакль, который для неподготовленного зрителя будет постановкой иноземных существ.

Благодаря сурдопереводу Печота мы увидим драматические ситуации, скрытые от зрителя, понаблюдаем противоборство актеров, занятых в спектакле, и постигнем то, как, подчиняясь властным указаниям режиссера Дали, это противоборство подавляется, страсти утихают и нашему взору предстает более ли менее ясный феномен Дали.

musei-dali-v-figerase

Вход в театр-музей Дали

Этот толкователь еще тем ценен, что Дали отрицал наличие экскурсоводов в своем театре-музее в Фигерасе. Поэтому не поленитесь, прочитайте эту программу перед началом представления, и уверяю вас спектакль от этого будет еще интереснее. Ибо универсум Дали требователен к посетителю, и требует от него фантазии, ясности взора, жажды знаний.

А теперь позвольте увлечь вас в театр-музей Дали в Фигерасе, музей творчества Дали, жизнь которого была так похожа на театр.

Театр начинается… с очереди!

«Каждый человек должен воспринимать музей как законченное произведение искусства наподобие текста Раймонда Русселя, изобилующего информацией, но полностью лишенного подробных объяснений. Иными словами, каждый может делать из увиденного выводы, наиболее близкие его психике и космогонии.»

Известно, что театр начинается с гардероба. Знакомство же с театром-музеем Дали начинается еще с улицы: с площади «Гала-Сальвадор Дали». Художник завещал, чтобы первым этапом на пути паломничества в храм-музей Дали была…очередь! Воля усопшего добропорядочно соблюдается: толпы народа собираются у музея: кто в очереди на свидание с Дали, кто-то уже отстрелялся и почивает на лавочках, пытаясь переварить увиденное.

musei dali

Маскарадные костюмы от Диора, созданные по рисункам Дали, 1951

В любом случае приобщение к сновидению Дали начинается с фасада здания и прибрежной площади. Напротив главного фасада театра-музея Дали установлен памятник гению каталонской мысли Франсеску Пужольсу (друг семейства Дали), где начертано его высказывание «Каталонская мысль всегда рождается заново и живет в своих простодушных могильщиках». Интересна и композиция монумента: корневище столетнего оливкового дерева, в нем фигура в белой римской тоге, увенчанная золотым яйцом-головой, опирающейся на руку, в позе, подобной «Мыслителю» Родена. В скульптурную группу также включен мраморный бюст римского патриция с небольшой бронзовой головкой самого Франсеска Пужольса, напоминающей еще одного друга семьи — Пепито Пичота. Не забыта и наука, представленная символом атома водорода.

На соседней площади находится вторая скульптура «Памяти Ньютона», воздающая дань этому ученому и открытой им силе тяжести, представленной свисающим с маятника яблоком-шаром.

В одном из углов площади помещен «Телевизионный обелиск» Вольфа Фостеля — первого

musei dali v figerase

Кибернетическая принцесса из печатных микросхем, отгороженная раздвижной шелковой ширмой с восточными мотивами

европейца, создавшего концепцию окружающей среды («environment») и устраивавшего первые на нашем континенте «хеппенинги». Эта скульптура представляет собой некий монолит из четырнадцати телевизоров, завершенный женской головой.

Хеппенинг включает в себя импровизацию и не имеет, в отличие от перформанса, четкого сценария.

Верхушку здания венчают подобно короне позолоченные манекены в стиле ар деко. Края центрального фасада замыкают фигуры, в руках которых атом водорода – вечный образ, символизирующий любовь Дали к науке.

Верхний карниз венчают 4 фигуры с хлебом на голове и с костылями. О, костыль несет весомую смысловую нагрузку в творчестве Дали (вы найдете сий элемент в каждом втором творении гения).

«Потребовались бы кучи и кучи костылей, чтобы придать всему этому прочный вид. Костыли, фиксирующие экстаз отдельных жестов особой элегантности, костыли, превращающие в архитектуру ускользающее движение хореографического прыжка».

А посередине прекрасных дам расположился водолаз в скафандре. В сиим облачении Дали выступал на открытии Всемирной выставки сюрреализма в Лондоне, которая могла закончится трагически для Дали, ибо он чуть не задохнулся в нем. Этот бесстрашный водолаз знаменует посетителям театра-музея Дали погружение в глубины подсознания. Ну что, нырнем?

Театр-музей Дали в Фигерасе

teatr-musei-dali

«Музей — вот цитадель кретинизации. Посетители мечутся, картины висят, таблички перепутаны, искусствоведы что-то там исследуют, психоаналитики выясняют, когда я был на грани помешательства, а когда за гранью… Обворожительное зрелище!»

Бывшее здание муниципального театра было свыше предначертано Дали. Видать для него оно и сгорело (пожар случайно устроили солдаты марокканцы франкистской армии в 1939 г.), чтобы переродиться в музей Дали.

«Где же еще, как не в моем городе, должны сохраниться и жить в веках самые экстравагантные и фундаментальные из моих работ? Где же еще? То, что осталось от Муниципального театра, кажется мне очень подходящим по трем причинам: во-первых, потому что я, прежде всего, театральный художник; во-вторых, потому что Театр находится напротив церкви, в которой я был крещен, а вы знаете, что я католик до мозга костей; а в-третьих, именно в этом театре, в его фойе, я впервые выставил свои живописные работы»

Театр-музей Дали открыл свои двери для посетителей 28 сентября 1974 г. после множества трудностей, препятствий и волокит, при неизменной поддержке города и его мэра и благодаря упорству Дали. Музей подобно живому организму рос и развивался вплоть до кончины Сальвадора. Музей Дали – последний его шедевр и абсолютный венец его творчества.

Дали жил в музее с 1983 года до своей смерти 23 января 1989 г. Здесь же он и захоронен под куполом музея.

Представление начинается!

Вот мы и внутри! Незаурядные работы, нехронологическое размещение которых подчеркивает выражаемые в них понятия и идеи. Дали отходит от веяний моды, наполняя его пространство намеками, заявлениями и провокациями, способными заинтересовать любого посетителя-зрителя. Мы знакомимся с Дали, любящим розыгрыш, мистицизм, театральность, поклоняющимся науке.

Не пытайтесь понять увиденное, не ищите сакральный смысл экспонатов театра-музея Дали. Он все равно вас запутает. Все же внесем кое-какие ясности, нам же надо растолковать сон!

Вот некоторые из экспонатов-массовки сна!

Первая загадка поджидает нас у лестницы, ведущей на верхние этажи. Здесь голова китайца помещена в фигуру петуха на человеческих ногах. Это Дали намекает на фильм Хосе Монтеса Бакера «»Впечатления о Верхней Монголии» (1975 г.).

величайший по мнению Дали сюрреалистический памятник в мире

величайший сюрреалистический памятник в мире (по мнению Дали)

Внутренний дворик-сад под открытым небом венчает величайший по мнению Дали сюрреалистический памятник в мире.  Это вертикальная инсталляция с внушительным кадиллаком. Скульптура Эрнста Фукса «Великая Эсфирь» изображает женскую фигуру, тянущую цепями колонну Траяна из автомобильных шин — дань римскому императору, выходцу из античной Испании. Мраморный бюст Франсуа Жирардона и «далинизированный» «Раб» Микеланджело, лодка Гала и черный зонт.

Вы наверное уже устремились к огромному кадиллаку. Это скульптурная группа «Дождливое такси» была создана (случайно) по случаю Всемирной выставки сюрреализма в Париже. Дали шел по холодному и дождливому городу. Промок до нитки. А мимо в теплых салонах такси проносились довольные лица. Дали решил установить справедливость в своем далийском стиле «Пусть дождь несчадно мочит всех в такси, а вокруг светит солнце и тепло». Сказано-сделано. Перед вами скульптурная группа «Дождливое такси».

На капоте красуется вышеупомянутая «Великая Эсфирь», внутри кадиллака расположились манекены и виноградные улитки. Если опустить монетку в слот, то скульптура начнет оправдывать свое название: из сложного сплетения труб внутри кадиллака пойдет дождь на радость улиткам.

Лодка, принадлежавшая Гала вместе с зонтом увенчивающая все сооружение, удерживается в равновесии благодаря костылям. На фоне колонны из шин выделяется изящный мраморный бюст Франсуа Жирардона, скульптора, руководившего оформлением Версаля, а над бюстом можно увидеть выкрашенного в черный цвет «Раба» Микеланджело, «далинизированного» с помощью автомобильной шины. Стоит обратить внимание на имитацию капель воды, рядами висящих под килем лодки: это презервативы наполненные краской, и на уже упомянутый черный зонт, который с каждой опущенной посетителем монетой открывается и закрывается.

Дождливое такси

Капли воды под килем лодки наполненные краской презервативы — и это символично . Ибо по словам Дали, на этой лодке Гала охотилась на молодых мужчин, скрывающихся от уже немолодой музы художника.

Из стен внутреннего дворика торчат обуглившиеся балки — по мнению Дали, следствие очистительного пламени, из которого, не стоит забывать, родился будущий Театр-Музей (согласно желанию художника, следы пожара были сохранены).

Скульптура Эрнста Фукса "Великая Эсфирь"

Аппетитный зад скульптуры Эрнста Фукса «Великая Эсфирь»

У центрального входа во внутренний двор по обеим сторонам стоят настоящие фонари парижского метро, созданные по проекту архитектора Эктора Гимара и установленные на опору из окаменелых пиренейских улиток.

zal mey yeit

Ванная на потолке в зале Мэй-Уэйт

В простенках между центральными окнами красуются 4 чудища, сооруженные по принципу «из того, что было»: улитки, камни с мыса Креус, срубленные ветки платанов с бульвара Рамбла в Фигерасе, которые Дали решил пустить в дело, обломки горгулий из соседней церкви Святого Петра, тоже горевшей в Гражданскую войну, старое блюдо, найденное в муниципальном парке, и выдвижные ящики старой меблировки мэрии Фигераса, которые, по мнению Дали, всегда хранят в себе информацию. Справа расположилось мужское существо, слева, более декоративное, представляет собой женское начало. У двух боковых нет тел, однако есть руки, сложенные крестом. В теплые августовские вечера, когда разрешены вечерние сеансы посещения театра-музея, они выполняют еще и функцию фонтанов, еще в это время года в музее можно посмотреть видеофильмы, посвященные Дали.

Театр-музей Дали в Фигерасе

Задник, который Дали написал маслом для декораций к балету «Лабиринт» по мифу о Тезее и Ариадне

Пандусы из белого мрамора ведут нас дальше: за стеклянной стеной открывается сцена под куполом. Опорный свод завершают 16 гипсовых скульптур – защитники музея. На стене справа хозяйничает властелин дождя. Этот титан с кубической головой отжимает синюю простыню. Его образ зародился в воображении Дали, ассоциируясь с потеками на стене, превращенными в льющуюся из мокрого белья воду. Слева же две огромные ручища держат белую простыню. Все это очень смахивает на Сикстинскую капеллу (громко сказано), однако в отличие от той, эту можно снимать и менять местами.

Театр-музей-Дали-купол

Главенствует над сценой огромный задник, который Дали написал маслом для декораций к балету «Лабиринт» по мифу о Тезее и Ариадне. Премьера этого балета с декорациями и костюмами Дали состоялась в Метрополитен-опера в Нью-Йорке в 1941 г. Здесь огромная композиция изображает бюст со сквозным проемом в груди, в котором виднеется фантасмагорический пейзаж с кипарисами в духе «Острова мертвых» Беклина, а срывающиеся в море скалы напоминают о мысе Креус, неизменно присутствующем в произведениях художника.

Справа привлекает внимание огромное полотно с фотоэффектом «Обнаженная Гала, смотрящая на море, которая на расстоянии 18 метров трансформируется в портрет Авраама Линкольна» — очередное свидетельство дара предвосхищения, свойственного Дали, — перед нами первое оцифрованное живописное изображение.

Зал Мэй Уэйт

Поднявшись по лестнице, ведущей из помещения под куполом на первый этаж, мы попадаем в Зал Мэй Уэйт, один из самых известных залов Театра-Музея. Глазами изображения служат увеличенные отретушированные фотографии картин пуантилистов с видами Парижа; нос — это камин с поленьями; парик, вошедший в книгу рекордов Гиннесса, был сделан известным парикмахером Льюисом Льонгерасом; и наконец,

копию "Ретроспективного женского бюста

Копия «Ретроспективного женского бюста» 1933

следует отметить диван-губы, идею которого Дали воплотил еще в 1937 году в образце, выставленном в парижском магазине своей знакомой, дизайнера Эльзы Скиапарелли.

L.H.O.O.Q.

Репродукция Джоконды с усами и непристойной аббревиатурой «L.H.O.O.Q.». Дали пояснял касательно сего произведения, что оно было подвергнуто «ультраинтеллектуальной атаке движения Дада, В 1919 году Марсель Дюшан пририсовал Джоконде усики с бородкой, а ниже подписал ставшее известным сокращение «L.H.O.O.Q..» (у нее в заду свербит)».

Чтобы воспринять всю эту оптическую игру в целом, зритель должен подняться на лестницу, завершаемую верблюдом, подаренным художнику фирмой «Кэмел». К верблюду подвешена уменьшающая линза, в которой и возникает лицо Мэй Уэйт.

Ошарашенные после увиденного, не спешите покидать комнату, поднимите голову: на потолке мы видим перевернутую вверх ногами ванную комнату, установленную Дали в 1977 году.

Дали часто повторял, что вид на сцену из окон галерей был одним из главных удовольствий, доставляемых ему Театром-Музеем. Последуем его совету. Здесь можно увидеть гипсовую скульптуру, изображающую дремлющую в кресле-качалке старуху, копию картины Бугеро «Нимфы и сатир» и своего рода антропоморфный гипсовый лежак, похожий на скелет, привезенный из дома художника в Порт-Льигате.

Зал дворца ветров представляет своего рода жилище художника: слева мастерская,

справа – спальня, в центре – его работы. Особое внимание стоит уделить росписи на потолке.  Глядящим вверх зрителям кажется, что они видят облака, небо и две поднимающиеся в воздух фигуры, но на самом деле это — чисто театральный эффект, поскольку вместо неба мы видим землю, а вместо земли — море.

 

Дали был первым художником, проводившим голографический эксперимент в чисто художественных целях, и ради этого даже сотрудничал с лауреатом Нобелевской премии по физике Денисом Габором.

Театр-музей Дали в Фигерасе

«Сюрреалистический объект с символическим функционированием».
Дамская туфелька, в которой стоит стакан с теплым молоком в центре нежного пирожного цвета экскрементов. Механизм состоит в погружении кусочка сахара с нарисованной туфлей в целях наблюдения за его растворением и соответственно, за движением изображения туфли в молоке. Различные элементы (прилипшие к сахару лобковые волоски, маленькая эротическая фотография) дополняют этот объект, сопровождаемые коробком со сменным куском сахара и особой ложкой для размешивания дробинок в туфле.

Вы оказались в темной-темной комнате. Не пугайтесь, это зал Темпьетто Браманте. Дали хотел создать атмосферу таинственности и полностью лишил его дневного света, наглухо закрыв окна светонепроницаемой тканью.

В центре помещения возвышается впечатляющая инсталляция, увенчанная большим раскладной стеклянной перегородкой. Это макет стены из 36 квадратов прозрачного метакрилата, что предназначалась для отделения зоны партера от сцены и должна была одновременно превращать музей в «святую кибернетическую капеллу».

Внизу под панно находится «Кибернетическая принцесса» — погребальное одеяние из печатных микросхем, созданное в подражание костюму принцессы Доу Вань (II в. до н.э.), состоящему из скрепленных нефритовых пластин (захоронение Доу Вань было обнаружено в 1968 году при раскопках в городе Линьтунь китайской провинции Шэньси).

Дали — ювелирных дел мастер

В 1999 году Фонд «Гала-Сальвадор Дали» приобрел коллекцию ювелирных изделий, сделанных по эскизам Дали и принадлежавших собранию Оуэна Четэма. В темном зале демонстрируются восторженному взору посетителей и сами ювелирные изделия, и эскизы к ним. Драгоценности образуют оригинальную коллекцию работ, связанных единой идеей. В этих творениях ювелирное ремесло соединилось с искусством скульптуры и живописи. В большинстве своем эти изделия не предназначены для ношения, и драгоценные камни использованы как художественные элементы.

«Украшенные драгоценностями работы  созданы, чтобы услаждать взор, поднимать дух, пробуждать воображение и выражать убеждения. Без публики, без присутствия зрителей эти драгоценности не выполнят своего предназначения. Таким образом, зритель становится окончательным творцом. Его взгляд, его сердце, его ум, сливающиеся воедино и с большим или меньшим пониманием улавливающие намерение создателя, дают им жизнь».

Королевское сердце Дали

«Королевское сердце» (1953), механизм, способный биться.

Первые задуманные Дали и воплощенные в жизнь ювелирные изделия можно отнести к сюрреалистическому этапу, другие — к мистико-ядерному периоду, а последние включают движение и механику: от мягких часов «Постоянства памяти» (1949) до креста «Свет Христа» (1953) и «Королевского сердца» (1953), механизма, способного биться.

В ювелирных изделиях в большей или меньшей степени всегда присутствует символика Дали. Брошь с названием «Постоянство памяти», недвусмысленно воспроизводящая знаменитую картину 1931 года, может послужить тому самым очевидным примером. Эти часы, которым можно приписать столько значении, являются неизменным элементом на протяжении всего творческого пути художника. Ход времени также наглядно присутствует в «Оке времени» (1949): образ глаза уже увековечивался, хотя и в совсем иной манере, в фильме Дали и Луиса Бунюэля «Андалузский пес» (1929), а позднее, в 1945 г., в картине Хичкока «Завороженный».

Образ телефона часто появляется в работах Дали; здесь в «Телефонных серьгах» (1949) художник стремится отразить технический прогресс, быстроту современной связи и опасность мгновенного поворота мышления. Вопросы веры, представленные, главным образом, распятием, занимают важное место в ювелирной коллекции. Стоит обратить внимание на отсылки к балету, отчетливо просматривающиеся в работе «Лебединое озеро» (1959), и страсть к визуальным эффектам, проявляющуюся в подвеске «Древо жизни» (1949), в которой в двойном образе просматривается женское лицо.

Также следует отметить интерес к мифологии («Дафна и Аполлон», 1953), всемирной литературе («Офелия», 1953), эпохе Возрождения — безусловно, к Челлини, но также и к Паоло Уччелло («Потир жизни», 1965), к вопросам бессмертия, к фауне и породам минералов и их антропоморфным проявлениям, к миру народной поэзии («Рубиновые губы», 1949), к современности и научно-техническим достижениям («Космический слон», 1961).


Блеск бриллиантов ослепляет нас, и мы просыпаемся. Покидаем музей через тяжелую дверь. Улица встречает нас шумом и толпами туристов, которым еще предстоит путешествие за кулисы театра Дали…

Театр-музей Дали в Фигерасе можно истолковать как грандиозную инсталляцию в духе дионисийских ритуалов с принесением даров, игры и празднеств. Музей приглашает нас стать частью этой игры, напоминая тем самым, что мы одновременно и зрители, и творцы.

А какие эмоции обуревают вас? Какие мысли кишат в вашей голове после увиденного? Что вы чувствуете? Поделитесь в комментариях.

 По материалам книги А.Печота «Театр-музей Дали в Фигерасе»

Поделиться

Комментариев: 1

Комментировать